Комитет “Нация и Свобода” ​на конференции “Как противостоять кремлевской пропаганде” в г. Вильнюс (Литва)

Апрель 22nd, 2018

Полный текст Доклада “Эффективное информационное сопротивление. Задачи, методы, технологии, принципы”, представленного Игорем Стениным, одним из руководителей Комитета «Нация и Свобода» (КНС).

Рекомендуется к прочтению всем активным участникам и организаторам национального сопротивления.

КНС: Эффективное информационное сопротивление. Задачи, методы, технологии, принципы.

Что такое пропаганда, и чем она отличается от информации? Пропаганда всегда содержит призыв к чему-либо. Иными словами, задача пропаганды – добиться желаемого поведения от своего адресата. Специфика путинской пропаганды в том, что по своей сути она подобна разновидности военной пропаганды, направленной на врага, с целью подтолкнуть его к проигрышному для себя решению. При этом, в качестве врага, которого следует одурачить, у путинских пропагандистов, как правило, выступают сами граждане Российской Федерации. Основная цель кремлёвской пропаганды состоит в том, чтобы снижать готовность людей участвовать в протестах, и вести борьбу за свои права, которая в конечном итоге, могла бы привести к демонтажу режима Путина и его клики.

Путинская пропаганда использует широкий технологический и методологический набор приёмов:

1. Запугивание. Естественная базовая потребность человека чувствовать себя в безопасности, чувствовать, что его близкие в безопасности, широко эксплуатируется РФ в агитационных целях. Перечислим некоторые виды запугивания.

А) Терроризм. Война в Украине была начата, чтобы показать гражданам РФ, что может быть в случае революции, реальные и фэйковые рассказы об ужасах войны уже 4 года не сходят с телеэкранов. Желание украинцев сменить власть Януковича, выставляется как тригер, который запустил цепную реакцию, выраженную в отторжении территорий и гражданской войне. Один из основных доводов против участия граждан в протестах звучит как «Хотите, что было как на Украине?». Подчеркну, что ради того, чтобы говорить эту фразу, власти РФ, убили более 10 000 славян в Украине, превратили более 2,5 миллионов людей в беженцев, фактически взяли в заложники ту часть населения Донбасса, которая не сумела сбежать, разрушили целый ряд социальных институтов в самой РФ (таких как доступная медицина или гарантированное детское пособие), ради того, чтобы направить денежные потоки на войну.

Ещё один пример терроризма – это взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске, тогда пропаганда умело использовала милитаризированное сепаратистское движение чеченцев, для создания образа сильного лидера в лице Путина, который способен окончательно решить проблему с терроризмом, и выиграть многолетнюю войну на Кавказе. Напомню, что война на Кавказе закончилась постоянными выплатами дани Кавказу, фактической независимости региона, в котором не действуют какие-либо обязательные для остальных субъектов законы и правила, колоссальной исламизацией по ближневосточному образцу, некогда более чем светского и европейски ориентированного чеченского народа. Кроме того, русские которые были вынуждены бежать из региона, как раз накануне, так и во время Первой Чеченской войны, – так и не смогли вернуться домой, опасаясь за свою безопасность. Если ранее в Чечено-Ингушской республике проживало 30% русских, то теперь количество русских составляет доли одного процента. И, тем не менее, мифическая победа в русско-чеченской войне до сих пор муссируется путинской пропагандой. Что интересно подчеркнуть, многие пропагандисты искренне верят в то, что они говорят, таковыми были национал-социалисты, большевики, абсолютное большинство людей, занимающихся мессианской деятельностью в авторитарных сектах. Но Путин и его клика не являются таковыми. Свидетельством тому тот факт, что 18 лет назад они начали свою историю с образа Путина-защитника, и сегодня эта история заканчивается Путиным, угрожающим нажать на ядерную кнопку, если условный Западный мир будет предпринимать что-то против его власти. Причём Западный мир в этой парадигме включает в себя оппозицию в собственной стране. Фактически, это путь от образа борца с терроризмом до террориста номер 1. От «поддерживайте меня, потому что я буду защищать вас от боевиков», до «поддерживаете меня, или я разнесу всю планету в ядерный пепел».

Б) Если терроризм является продуктом массового потребления, то для запугивания оппозиции, как правило, применяется шантаж. Именно шантаж, а не что-либо иное скрывается за словами «профилактическая работа, направленная на пресечение экстремистской деятельности». Десятки тысяч участников протеста столкнулись с прямым шантажом со стороны государства: вы будете посажены в тюрьму, избиты, убиты, изнасилованы, уволены, ваши родственники будут уволены, вы будете отчислены из института, с вашими родственниками может что-то случится, ваших детей заберёт ювенальная юстиция, факты вашей интимной жизни будут широко обнародованы – если вы не перестанете участвовать в протестах. Примечательно, что шантаж также широко применяется для принуждения людей голосовать за Путина. Шантаж – это конечно не силовая, а именно информационная технология, поскольку если бы хотя бы на одном заводе или в одном учебном заведении, люди смогли бы организовать независимый профсоюз, и громко заявить о факте шантажа, и о своём отказе подчинятся подобным требованиям, в плачевном состоянии оказались бы уже сами шантажисты. Но этого не происходит, так как технология адресного запугивания хорошо срабатывает.

2. Информационный пузырь. Кремлёвская пропаганда стремиться к тому, чтобы как можно большее число граждан использовали только подконтрольные режиму площадки для получения информации. В стране уничтожены свободные СМИ, сайты оппозиции регулярно блокируются, идёт широкое наступление на свободу слова в социальных сетях и мессенджерах, при помощи репрессивных законов и непосредственных репрессий: блокировки, уголовные дела, аресты, конфискация техники, блокировка счетов людей, осуждённых за оппозиционную информационную деятельность. Давление на изготовителей наружной рекламы, для недопущения их сотрудничества с оппозицией, цензура агитационных плакатов оппозиции, которую мы наблюдали во время парламентский выборов 2016, когда во многих регионах, кандидатам от оппозиции запретили печатать агитационные материалы с критикой Путина, вплоть до того, что на президентских выборах 2018, вполне литературная фраза о том, что «Яблоко» выступает против Путина, была запикана (!) редакцией одного из федеральных каналов. Во всех регионах осуществляется препятствование распространению печатных материалов оппозиции.

3. Ложная идентичность. Суть технологии сводится к тому, чтобы навязать человеку ту или иную идентичность, и от лица этой идентичности сделать за него выводы. При этом вывод может быть как основан на общепринятом стереотипе, так и быть иррациональным, в любом случае он постулируется в качестве неопровержимого, и приписан самому объекту агитационного воздействия. Примеры: «Вы патриот России, и не можете поддерживать либералов», «как русский националист вы не можете разделять европейские ценности», «как настоящий либерал вы не можете сотрудничать с фашистами (где фашистами могут быть все – от украинских властей до Навального, несколько лет назад посетившего Русский Марш)», «как настоящий демократ вы должны понимать, что большинство народа за Путина. Путин – это настоящий демократический выбор», «Сейчас против Путина, значит против России, а я вас знаю, вы не можете быть против России, не дайте врагам России вас обмануть», «Ты нормальный мужик, зачем ты сюда ввязался? Бегать по митингам – это не твоё, надо работать, зарабатывать, кормить семью. Это всё бузотёрство для хипстеров и ЛГБТ. Ты же не такой?». Ложная идентификация, кроме прямой профилактики участия в оппозиционной деятельности, также осуществляется косвенно через ассоциирование себя и путинского государства, ассоциация идет с теми или иными успехами, которые должны психологически перевесить имеющиеся проблемы, и деактуализировать участие в протестах. Примеры навязывания таких штампов как: «Мы победили во Второй мировой войне (при том, что 99% ныне живущих граждан РФ не участвовала во Второй мировой войне), «Мы великий народ, который никогда никто не побеждал», «Мы победили в Олимпиаде по хоккею» (в реальности победила команда из нескольких человек) и пр.

4. Коллективная ответственность. Ответственность за действия Путина и его команды перекладывается на всех граждан, критика Путина и его команды, ретранслируется на всех граждан. Происходит искусственное объединение Путина и обычных людей, с адресацией угрозы последним. Примеры «Русским придётся заплатить за отравление Скрипаля», «Мы вторглись в Сирию, мы вторглись в Украину – мировое сообщество не оставит это безнаказанным», «Санкции против России» и прочее.

5. Маргинализация сопротивляющихся. Высмеивание известных лидеров протестов, а также формирование идеи о том, что стыдно быть подвергнутым репрессиям. При маргинализации отдельные личные особенности пытаются выставить перевешивающими серьёзные должностные преступления властей. Собчак вела дом II, у Касьянова был служебный роман, Илья Яшин дал взятку ГАИ, Александр Белов – выругался матом, и пр. Фразы: «Ну, что получили люлей от ОМОНа» (адресованная к участников несанкционированных акций, закончившихся задержаниями), «Работать не пробовали?», «Заняться нечем?» и пр., широко используются нанятыми кремлёвскими агитаторами в социальных сетях. Сюда же относится написание репортажей об акциях протеста, где из нескольких десятков тысяч участников делается акцент на 5-7 персонажах с отталкивающей внешностью, или странными плакатами, которых потом преподносят гражданам как всё оппозицию.

6. Привлечение авторитетов. Известные деятели искусства, а так же другие люди, не являющиеся профессиональными политиками или общественными деятелями, широко используются для создания впечатления у населения о приемлемости режима Путина, а так же через таковых идет навязывание идеи о неприемлемости революционных изменений в стране. Звучат через них фразы: «Россия исчерпала лимит на революцию», «Лучше жить в Северной Корее, чем война», «Революции – это всегда кровь», «Революции ничего не меняют, просто отбрасывают страну назад, и ведут к человеческим потерям».

7. Пост-правда. Пропагандисты пытаются сформировать те или иные общественные убеждения не за счёт логики и аргументов, а за счёт того, чтобы заставить зрителя чувствовать яркие эмоции. За счёт этого достигается очень интересный эффект, психика человека как бы приравнивает услышанную эмоционально окрашенную ложь и личный опыт, поскольку и то и то событие было эмоционально пережито. Людям бывает очень сложно отказаться от пост-правды.

8. Криминализация инакомыслия. Обвинить людей в том, что они готовили переворот, и заставить оправдываться публично, на эту ловушку попадаются многие блогеры или начинающиеся гражданские активисты. «Нет, нет, мы не против Путина, мы просто против мусорного полигона», «мы никогда не призывали к революции, мы просто хотим, чтобы в нашей стране было меньше коррупции». Репрессивные законы заставляют людей тщательно подбирать формулировки для выражения своих мыслей, к сожалению, не все к этому способны. То есть многим людям проще сказать, что они не против Путина, а против власти олигархии, чем схватить за руку пропагандиста, и ответить, что требовать отставки Путина и его правительства – совершенно законно.

9. Стимулирование актуализации у населения «военной психологии». Во времена войны мышление людей меняется, они готовы терпеть существенные лишения ради победы, их создание мифологизируется, условный враг демонизируется, условные «свои» героизируются. Преступления врагов, кажутся чудовищными, преступления своих – незначительными и оправданными. На создание такого эффекта и направлена пропагандистская эпопея, условно называемая нами как «Россия в кольце врагов», при этом, что интересно, в качестве воображаемых врагов очень часто выступают страны, не представляющие никакой угрозы для Российской Федерации, например та же Англия, а в качестве союзников выступает государство, сближение с которыми действительно может быть опасно для РФ, например Китай.

10. Разрушение системы гуманистических или европейских ценностей. Массовое неприятие и непонимание конкретных общечеловеческих ценностей, их подмена абстрактным суррогатом, должно сделать бессмысленным участие в протестах для многих граждан. Свобода, права человек, важность отдельной личности, высокий уровень жизни, социальная справедливость, верховенство права, сама человеческая жизнь – объявляются чуждыми нам ценностями, дегенеративными ценностями, ценностями наших врагов, ценностями бездуховного общества потребления. Человек, который не понимает, что такое Свобода – не выйдет на митинг за свободу, человек, которые считает, что идея прав человека чужда русскому народу, не выйдет протестовать, когда видит нарушения прав человека. Что должно заменить европейские ценности, что должно быть ценным для простого человека в Путинской России? Терпеть и превозмогать – вот высший героизм, достижение иллюзорного Величия, и, не менее иллюзорной непобедимости, о которой сладко рассказывают путинские пропагандисты. Ещё раз подчеркну, что эти иллюзии формируются не благодаря подаче каких-то фактов, а благодаря эмоциональному заражению. «Смотрите женщина хранит лук в старых колготках – это страну не победить!», «Пенсионер делает суп из дерева – вот же она изобретательность русского народа!», «Анонсирован выпуск новой ракеты – вот и счастье пришло, страна поднялась с колен!».

11. Незначительные уступки. Забрать много, отдать на копейку, рассказать о копейке, как об оттепели, тем самым снизив решительность протеста, расколов его, заставив часть протестующих поверить в возможности эволюции режима, «упростили регистрации партии, и все демократические силы подумали – началось, этот режим эволюционирует, можно чуть расслабится», «запретили мигрантам торговать на рынках, и все националисты подумали – началось».

12. Давление большинства. Люди менее склонны выражать протест, если считают, что их идеи не популярны, никому не нужны, что большинство всё устраивает. При этом реальная поддержка Путина составляет по разным оценкам – 10-25% населения, которому марионеточные социологические службы чуть ли не раз в два месяца напоминают о мифическом рейтинге Путина. СМИ как мантру повторяет ложь о массовой, тотальной, феноменальной, невиданной поддержке Путина, и это действительно снижает позиции оппозиции, после 1001-го повторения даже люди уверенные в том, что телевизор и СМИ лгут, начинают доверять этим тезисам, и теряют веру в эффективность борьбы.

13. Иллюзия несокрушимой армии. Режим Путина невозможно победить, у них миллиарды, росгвардия, армия, вертикаль власти, ядерный чемоданчик, стояние на Улице – ничего не решит, всего, чего ты можешь добиться – это пару лет тюрьмы для себя и ранней седины для собственной мамы. Они хотят, чтобы мы в это поверили. В действительности мир меняется, а режим Путина прогнил, как трухлявый пень. Мирное политическое сопротивление работает, и мы видели это много раз, даже в тех странах, где никто не верил в перемены, всем известны успехи мирных революций последних десятилетий в ГДР, Чехословакии, Румынии, Венгрии, Украине, Киргизии, Беларуси, Египте, Иране, Польши, Бирме, Тунисе и других странах.

Многие верят, что любая диктатура обречена на крах, что ложь и насилие хотя и эффективны, но их эффективность ограничена во времени. Такие люди не видят смысла тратить силы на протест, ведь крах нынешнего режима кажется им предопределённым. Эти люди правы в оценке, но ошиблись в выводах. Если мы не будем вести политическое сопротивление, и если мы не сможем добиться прихода к власти тех сил, которые будут заботится о нашем народе, тех сил, которые приведут его к свободе и процветанию, наш народ просто будет погребён под обломками нынешней диктатуры, и других диктатур, которые возможно придут ей на смену, в итоге череды дворцовых переворотов.

Как у любого мирного протеста, перед информационной политикой нашего протеста стоят 2 задачи:

  1. Показать, что сложившаяся ситуация плачевна.
    2. Показать, что изменения возможны.
    Иными словами, нам надо дать как можно большему числу людей ответ на вопрос, зачем участвовать в протесте? И этот ответ должен быть услышан.

Специфика российского протеста также состоит в том, что необходимо показать открытый ключ действий, поскольку с высокой степенью вероятности ключевые деятели сопротивления могут оказаться изолированы в момент перехода протеста в наиболее решительную и завершающую фазу. То есть люди, выходящие на площадь, должны понимать, что им делать в случае ареста лидеров, например, – не расходится, добиваться выполнения таких-то требований, сформировать такие-то группы (например, ответственных за доставку еды и тёплых вещей), или наоборот идти туда-то и собираться каждый день в такое-то время там-то. Чем больше людей владеет открытым ключом, тем больше шансов на успех. Украинский Майдан дал российской оппозиции множество таких ключей, Путину пришлось устроить кровавую кашу, чтобы мы забыли об этих ключах.

Какие методы мы можем использовать для поставленных перед нами информационных задач:

  1. Популяризация альтернативных источников информации. У нас должны быть площадки, где мы размещаем правдивую информацию. Читая которые, аудитория должна приходить к выводу о том, что ситуация в РФ плачевна, и, что мирный протест – это единственный выход. Мы должны вести регулярную работу по увеличению аудитории данных площадок. Если это социальные сети – то мы должны просить всех наших читателей приглашать своих друзей, если это сайт, – то мы должны призывать рассказывать об этом сайте, использовать название наших площадок в печатной агитации, и в уличной агитации, использовать баннеры, граффити, стикеры, листовки, плакаты, футболки, бейсболки, нашивки. Информация, которую мы размещаем, не должна прямо нарушать российское законодательство, репост и распечатка должны казаться безопасными, как можно большему число людей. Нет ничего зазорного, чтобы использовать рекламу, и иные способы коммерческого продвижения информации. Нужно понимание, что человеку достаточно 5 упоминаний, чтобы выбраться из информационного пузыря, и увидеть, что существует альтернатива нынешнему режиму: два поста во фейсбуке, листовка в переходе, граффити на остановке, разговор с коллегой на работе, и всё, матрица распадается, остается только сделать выбор между синей и красной таблеткой.

2. Популяризация альтернативных технологий получения информации. За последний год режим Путина приобрёл множество репрессивных механизмов, которые, в случае их максимального задействования, а также перенятие китайского опыта, позволят РФ полностью изолировать оппозицию от возможности системной работы в интернете. Что мы сможем использовать в таком случае? Новые технологии и старые проверенные методы. Новые технологии, например это может быть популяризация западного мобильного интернета, который нельзя будет уничтожить, пока РФ имеет дипломатические отношения с западными странами, покупка VPN как временная мера, виртуальные информационные рейды, направленные на массовое распространение информации в комментариях нейтральных информационных площадок, массовые открытые вебинары, email-рассылки, SMS-рассылки, даже разбрасывание листовок при помощи дронов в местах массового скопления людей. Усиленная сетевая агитация, обход квартир для приглашения граждан к оппозиционной деятельности, ежедневные или регулярные неформальные сборы на улице по образцу контркультурных молодёжных течений перестройки, о которых все знают, и в которых может принять участие любой, интересующийся оппозицией, получив ответы на свои вопросы. Выковывание актива, для которого не представляет проблемы частые задержания на 1-3 часа сотрудниками силовых структур. Приучение силовых структур к бесполезности превентивных задержаний участников оппозиции. Тренировка координации по блютусу, на случай экстренного отключения интернета, и другие технологические и исторические решения.

3. Маргинализация кремлёвских источников информации. Выброси телевизор. Перестать смотреть телевизор. Твой телевизор лжет. Ты это в кремлёвских СМИ почитывал? Ну-ну. У мыслящих людей не должно остаться сомнений в том, что кремлёвсие СМИ лгут, дурят. С одной стороны это должно заключатся в разоблачении фэйков, с другой – в формировании моральной неприемлемости просмотра лживых кремлёвских программ. Маргинализация также должна затронуть лиц, которых Кремль использует как авторитетов, как артикулируемых фигур, говорящих о недопустимости революции.

4. Размежевание. Нужно также показать, что мы не будем сотрудничать с персонажами, в той или иной форме поддерживающими Кремль, пока они публично не раскаются в своей поддержке Кремля. Такие люди как Кудрин, Рогозин или Чулпан Хаматова должны стать совершенно нерукоподатными для оппозиции. Почему? Да потому что оппозиции не нужно в своих рядах кремлёвское лобби. С одной стороны это выставляет нас частью режима через три рукопожатия, а с другой – уничтожается решительность в наших собственных рядах, усиливая опасную иллюзию о возможности эволюционировано режима Путина. К этому пункту относится и важность размежевания со сторонниками военной агрессии против Украины, и недопущение ре-интеграции этих людей в протестное движения.

5. Романтизация протеста. И прозрачность его технологии. Протест – это модно. Протест – это законно. Протест – это молодость, и сам пульс жизни. Тех, кто со всем согласен, или не хочет бороться за лучшее будущее, стоит отвести в дом престарелых. Человек должен гордится своим участием в протесте, и считать участие в протесте – единственно правильным, должно быть стыдно быть равнодушным. Мы должны хвалить участников протестов, и ставить их в пример. Между тем, протестующие не должны противопоставляться народным массам, они должны позиционироваться как лучшие представители народа, а не как его антагонисты. Такой подход облегчает вовлечение простого, ранее аполитичного, человека в протест. Чем больше участников протестов понимает, что и зачем делается, понимает, как происходит мирная революция, понимает цели и задачи своего идеологического фланга протеста, тем больше у нас народных агитаторов, и тем больше людей они смогут привлечь в движение.

6. Возвращение к европейским ценностям. Существует мнение о том, что в России мало говорят о простых вещах, и поэтому эти вещи часто забываются. Мы должны как можно чаще проговаривать базовые ценностные тезисы о том, что высокий уровень жизни – это хорошо, о том, что свобода лучше, чем не свобода, а величие страны – это доступная медицина и высокие технологии, а не победа на Чемпионате по зимней рыбалке, что человеческие жизни представляют ценность. Что в стране должен быть закон и правосудие. Что право человека на сексуальную неприкосновенность – это норма, а не блажь западных феминисток. Что государство должно быть социально справедливым. Что лгать плохо, что убивать плохо, что оставлять людей без медицинской помощи плохо, что воровство – это не доблесть.

7. Другая идентичность. Мы не рабы, и не дураки. Мы свободные, честные, сильные умные люди. Мы не дадим себя обмануть, мы не потерпим на своей земле реконструкцию ГУЛАГа. Мы должны говорить больше о том, кем мы являемся, и какая наша мотивация. Потому, что иначе на вопросы – «кто мы?», за нас будет отвечать кремлёвская пропаганда, со всей свойственной ей лживостью.

8. Высокие ставки. Человек скорее пожертвует своей свободой и работой, если на кону будущее его страны, его народа, его детей, чем ради повышения зарплаты на 5%, или арест условного отдельного единороса Зюзина. Наши цели должны представляться глобальными и высокими, поскольку риски людей, участвующих в протестах – действительно высоки, и должны быть оправданными.

9. Положительная картина будущего. Путин пытается навязать миф о катастрофических последствиях революции, в том числе мирной. Как не банально, но мы должны противопоставить этому образ светлого будущего, в котором мы сможем справиться со всеми существующими сегодня проблемами.

10. Близкая развязка. Большинство людей не хочет тратить время на то, что слишком долго и сложно, перемены которых мы хотим добиться должны представляться возможными в ближайшие несколько лет, а не через десятилетия. К тому же, высоко вероятно, что если мы не переломим ситуацию, в ближайшие годы у нашего народа не будет ещё одного шанса вернуть себе страну.

11. От абстрактных императивов к практическим шагам. «Вера без дел мертва». Кроме ценностей и полезной информации, мы должны предлагать конкретные модели протеста, и прежде всего поставить во главу угла необходимость развития организаций, ведущих политическое сопротивление, увеличение численности таких организаций, их влияние и возможности – есть лучшее, что мы можем противопоставит пропаганде Путина.

12. Повторение и упрощение. Чем больше мы повторяем наши лозунги, наши политические тезисы, наши программные пункты, наши стратегические принципы, тем больше людей их воспримет, запомнит и повторит, тем больше людей будет осознанно участвовать в протестах. Не нужно пытаться разнообразить дискурс, поскольку это снизит количество людей, его воспринимающих. Тезисы должны быть всем понятны, и поэтому, по возможности, упрощены. «Коррупция – это воровство. РФ Путина занимает такое-то место в рейтинге самых коррумпированных стран. Хуже только Бурундия» – это хороший тезис. «Индекс восприятия коррупции вырос на 2,5 пункта» – плохой тезис.

13. Отказ от языка кремлёвской пропаганды, или называть вещи своими именами. Многие оппозиционные информационные площадки повторяют кремлёвскую пропаганду, считая это «объективностью». В действительности эти люди введены в заблуждение. Объективность – это реальность, а не то, что много раз повторили путинские пропагандисты. Например, очень часто в материалах о политических репрессиях, в подводке полностью озвучивается позиция обвинения. Зачем? Мы ведь знаем, что это ложное обвинение, и лучше ограничится позицией защиты. В статьях об уничтожение свободы слова в интернете этот процесс называется «государственное регулирование интернета», про человека, которого обвиняют в критике Кадырова, пишут, что он обвиняется в экстремизме, и тому подобное, всё это недопустимое лицемерие и подыгрывание Кремлю. Многие оппозиционеры повторяли мантру про добровольный выбор жителей Крыма, пока Гиркин сам не рассказал про вооружённый захват парламента. Наверное некоторые будут повторять по 76% проголосовавших за Путина, пока его не задушит носком Шойгу, и не разоблачит публично все предвыборные махинации. Это конечно шутка, но я просто хочу подчеркнуть, что очень важно отказаться от тиражирования кремлёвской пропаганды, и, что, несмотря на очевидность и элементарность данного тезиса, это не всем удалось сделать.

14. Обречённость режима. Режим обречён, наша победа предопределена. Но для этого мы должны существовать как политический субъект, и вести борьбу с этим режимом. Фаталистическое восприятие мира свойственно многим русским людям, апеллирование к судьбе и предопределённости может быть крайне полезным, особенно учитывая, что это абсолютная правда.

Перечисленные мной методы, во многом описывают уже существующие инструменты информационного сопротивления, которые в том или ином объёме используют самостоятельно многие протестные организации.

Кроме того, я от лица нашей организации, Комитета «Нация и Свобода», предлагаю нам вместе создать три новых инструмента информационного сопротивления, которые были бы весьма полезны.

  1. Гражданский заказ, по аналогии с госзаказом. Осенью 2018 года в Российской Федерации вступает в силу закон, направленный на лишение наших граждан возможности использовать способы обхода блокировок. VPN, прокси-сервера и Тор-браузер окажутся вне закона и могут быть заблокированы по китайскому образцу. Поскольку в РФ массово блокируют сайты оппозиции, очевидно, что реализация положений данного закона, окончательно добьёт остатки свободного интернета в РФ. А следовательно, сократит возможности привлекать новых людей в ряды политического сопротивления на 90%. Необходимо объявить открытый конкурс на создание технологии по обходу государственной блокировки, с учётом того, что блокировка скорей всего будет осуществляться по технологии Великого Китайского Файервола. Необходимо объявить базовый призовой фонд в 10 000 долларов, к тому, что у всех желающих должна быть возможность увеличить призовой фонд за счёт добровольного пожертвования. Вся сумма должна достаться человеку, который предложит лучшую идею и её техническое описание для обхода тотальной государственной блокировки интернета по образцу Золотого Щита. Соответственно при проекте должна быть собрана экспертная группа из представителей оппозиции, компетентных в IT-сфере, для определения победителя.

2. Виртуальные митинги. Митинг – это живое слово позволяющее силам протеста доносить свою позицию до граждан, митинг – это ощущение единства и сплочённости сил протеста. Если митинг не является попыткой окончательного Майдана, не так важно, будет ли он проведён в онлайне или оффлайне. Сегодня технологии позволяют нам проводить виртуальные митинги, и приглашать на них тысячи сторонников хоть каждую неделю. Технологически это будет напоминать большой вебинар, с выступлениями лидеров и представителей оппозиции.

3. Глобальная правозащита. Во многом власть – это те люди, к которым граждане могут обратиться за защитой, если за такой защитой можно будет обратиться к нам, то многие граждане станут воспринимать нас как альтернативную власть. Сегодня правозащита в основном затрагивает лишь помощь политическим заключённым, и это неправильно. Мы должны создать такой правозащитный центр, который будет жёстко ассоциирован с представителями оппозиции, то есть все должны знать, что там работают оппозиционеры, сторонники отставки Путина и его клики, этот центр должен оказывать бесплатную помощь всем гражданам так или иначе пострадавшим от произвола государства: дольщикам, дальнобойщикам, людям, живущим в близи мусорных полигонов, лицам, столкнувшимся с полицейским насилием, и прочим группам граждан, чьи права были нарушены. Обращающиеся люди должны вовлекаться в орбиту протестных организаций.

В завершении моей речи, хочу сказать, что по мой оценке, людей поддерживающих идеи сил протеста сегодня достаточно для победы над тиранией.

В Москве сторонников несистемной оппозиции более 700 000 тысяч. Откуда я взял эту цифру? На выборах 2013 года только по официальной версии ЦИК 632 697 человек проголосовали за Навального, при этом для всех очевидно, что есть значительное число оппозиционеров, которые в страшном сне не проголосуют за Навального. Для сравнения, в победившем Украинском Майдане, по разным оценках, участвовало от 100 до 500 тысяч, при этом лишь 5 000 человек было записано в группы самообороны, сыгравших ключевую роль в победе протеста. Чего нам не хватает – так это не численности, а самоорганизации, и веры в свои силы. Многие люди просто сидят у монитора компьютера, и ждут «когда начнётся», вместо того, чтобы присоединиться к одной из протестных организаций, и каждый день бороться за отставку Путина и его клики, бороться за Новую Россию. Мы должны поднять этих людей с диванов, мы должны заставить их верить и бороться ради будущего нашего народа. Инструментарий для решения этой задачи я предложил в сегодняшней речи.

Большое спасибо за предоставленное слово, и оказанное моему докладу внимание.

Доклад представлен Игорем Стениным, соратником Координационного Совета Комитета «Нация и Свобода» (КНС), на конференции “Как противостоять кремлевской пропаганде”, организованной Премией им. А.Д.Сахарова в г. Вильнюс (Литва) 13-14 апреля 2018 г., состоявшейся сразу после Форума Свободной России.

Cкачать доклад в PDF версии: https://vk.com/doc-17736722_464039702

Comments are closed.