ПОЛИТИЧЕСКИЕ СОЛДАТЫ И РАДИКАЛЬНЫЕ ПОЛИТИКИ

Декабрь 26th, 2017

Интервью главы Комитета «Нация и Свобода» Владимира Басманова для норвежского Университета Осло ( Universitetet i Oslo ) в рамках исследовательской работы Университета о современном национализме в Восточной Европе.

Часть III.

- Известно, что в 90-ые годы появилось движение правых "бритоголовых" в России. Называвшие себя борцами за белую расу, они провели уличные акции, и все чаще нападали на мигрантов. Была настоящая волна уличного насилия, примерно в 2005-2009, множество убийств было совершено, в том числе членами группировок как БТО, НСО, БОРН.

- Можно ли назвать все это "боевое крыло" русского национализма, или это что-то отдельное?

- Стоит начать с того, что в России никогда не было единого националистического движения, никогда - это совсем никогда, начиная века так с 18-го, всегда существовали разные группы, формации, организации, чья политическая программа и стратегия действия различалась. Естественно кто-то всегда претендовал на лидерство, на право сказать «Мы и есть русский национализм», в действительности же никакого тайного синклита националистических организаций, в который бы входили все лидеры действующих структур, как политических, так и радикальных – нет, не было, и я уверен, что никогда не будет. То есть политические организации, и радикальные организации никогда не координировали свои действия друг с другом, за исключениям каких то вещей, не являющихся ядром политической борьбы – таких как помощь заключённым. Вы спрашиваете меня, являлись ли, как они сами их называли «мобы» или «фирмы» скинхедов, аналогом ирландской ИРА, а то время как мы сами должны были быть аналогом Шин Фейн, были ли они нашими СС, если бы мы были НСДАП? Нет. Однозначно нет. Для того, чтобы подобные сцепки действовали нужно или быть национальными сепаратистами и контролировать какую-то территорию или жить в очень мягком государстве, не способном на жёсткие политические репрессии, как Германия времён Гинденбурга. У нас совершенно другие условия, мы всегда понимали, что попытка объединить политические и радикальные формации – верный путь к общему разгрому. Общаясь с политиками, за которыми в РФ всё время идёт слежка, радикалы могут попадать в поле зрение спецслужб, что приводит к тому, что после очередной силовой акции они оказываются на скамье подсудимых, в свою очередь, для политика наличие в организации соратников, осуждённых за силовые акции, означает скорый запрет организации.

Это железное правило. Даже история, выявившая связи между БОРН и «Русским Образом», не может свидетельствовать ниочём, кроме того, что «Русский Образ» был проектом Администрации Президента (АП), для того чтобы оттянуть молодёжь из неподконтрольных националистических организаций, об этом же свидетельствовал их лидер Илья Горячев уже на суде. То есть они были уверены, что власти их прикроют, несмотря на боевое крыло. Для всех других организаций подобный путь был бы самоубийственным.

При этом нельзя сказать, что вот скинхеды, а вот русские националисты, и это совсем разные вещи. Русский национализм объединяет несколько течений, он, конечно же, включает в себя людей, которые называют себя националистами без приставок, но я бы не сказал что их большинство, кроме этого есть национал-демократы, национал-социалисты, национал-монархисты, белые националисты или расиалисты (они могут называть себя расистами – ведь ещё лет 10 назад у этого слова в России не было негативных коннотаций), сейчас появились национал-идеалисты. И вот интересующие вас скинхеды были частью национал-социалистов, но не подчинённой, а автономной, и более того, каждая ячейка скинхедов была автономна от других подобных ячеек, это как сеть не связанных между собой партизанских отрядов, действующих на полностью оккупированной территории, когда война уже проиграна.

- Как развивалось отношения между скинхедами и политическим движением русских националистов?

- Мы пытались разговаривать с ними на их языке, говорили - вот посмотрите, сколько мигрантов, даже если каждый из вас убьёт по 5 человек и сядет на всю жизнь – ничего не изменится, это будет капля в море. Вопрос с ограничением миграции можно решить только политически, легальным, законодательным путем, и решить его может только разумная государственная власть. Многие из рядовых участников правых групп переходили к легальной и мирной борьбе, вставали в наши ряды. Некоторые известные лидеры радикалов анонимно посещали Русские Марши (например, Никола Королёв, или Василиса Ковалёва), пока не был принят закон, запрещающий скрывать лица во время массовых акций (под него попали балаклавы, маски и прочее, без чего не обходился Русский Марш). Хотя наши пути различны - все понимают, что это искреннее люди, выбравшие не те средства борьбы. Мы призываем писать им письма в тюрьмы, или оказываем правозащитное содействие (чтобы вы понимали, российские или северокорейские тюрьмы отличаются от европейских, они аналогичны концлагерям). Периодически приходится публично дебатировать с кем-то из радикальных узников на предмет эффективности тех или иных методов борьбы.

Мне кажется западному читателю может быть непонятно, почему мы делали упор на то, что политические решения – гуманны, на то, что они позволяют сохранить человеческие жизни и найти компромисс? Потому, что это Российская Федерация, и здесь, кроме очень узкой прослойки среднего класса, никто не способен воспринимать подобные тезисы так, как их воспринимают в Европе или в США. В РФ человеческая жизнь и человеческие права большинства людей ничего не стоят, к моему огромному сожалению. И когда ты подходишь к человеку, на которого наплевало собственное государство, трижды обворованному и совершенно бесправному, не имеющему ни малейших иллюзий относительно собственного положения, чтобы что-то рассказать о правах меньшинств – он чувствует себя оскорблённым. Потому что ты как бы возвышаешь меньшинства над ним, говоришь, вот у меньшинств должны быть права, а он знает, что у него самого этих прав нет, и более того разуверился в то, что они когда то будут. Мы всегда хотели и до сих пор хотим сказать русскому большинству – ребята, мы боремся за вас, мы умрём за то, что бы у вас наконец-то появились права.

- По каким причинам, на Ваш взгляд, появилась эта волна насилия в нулевые годы?

- Виной тому политика замещающей миграции, проводимая Владимиром Путиным, общая бесправность и криминализированность российского общества, чувство несправедливости, и вера отдельных горячих голов в том, что все проблемы можно решить при помощи бейсбольной биты.
Чувство несправедливости очень остро переживается молодёжью, я сейчас расскажу, как это работает. Например, чеченцы - частые представители внутренних мигрантов, разница между русским и чеченцем весьма значительная, примерно как между норвежцем и бербером, то есть русско-чеченский конфликт, это не то же самое как если бы жители Осло недолюбливали бы приезжих из собственных провинций. Каждый чеченец знает о том, что из себя представляли Первая и Вторая Чеченская Война. Скорее всего он даже имеет родственников, которые там погибли, он знает, что в Чечне у него нет никаких прав, потому Чечнёй правит наместник Путина Рамзан Кадыров, естественно, зачастую он, как минимум предвзято, а то и совсем плохо относится к русским. И вот есть русский, который знает, что в Грозном больше не осталось русских, о том, что налоги русских передаются для сверхдотаций Чечне, видит шикарную жизнь кадыровцев, видит, что в регионе, где он родился и вырос чеченцам проще получить хорошую работу – потому, что есть поддержка землячества. Я вам скажу, что оба этих парня чувствуют острую несправедливость. Я вам скажу, что то, что вы называете волной насилия всегда было глубоко взаимным процессом. Да, силовые акции мигрантов с Кавказа, как правило, имели спонтанный характер, если не считать терактов, а силовые акции скинхедов, как правило, всё же как-то планировались. Но это всего лишь разница в темпераменте, а не в чём-то либо ещё. Однако, если открыть СМИ, то мы увидим, что русские якобы всегда виноваты, русские - экстремисты, русские - фашисты, русские сеют ненависть, но если тоже самое делают выходцы с Северного Кавказа, то это сразу же объявляется бытовым конфликтом. И чувство несправедливости растёт ещё больше.

Другой пример, внешние трудовые мигранты из Азии и Закавказья – гастарбайтеры, они живут как рабы, без прав, в подвалах, на стройке, в баках, они понимают, что живут как рабы, и они думают, что русские заставляют их так жить, быть рабами, русские же в свою очередь видят, что гастарбайтеры или вообще лишают их возможности найти работу, или сбивают цены, на рынке труда работая за копейки. И это тоже увеличивает чувство несправедливости. И это тоже приводит к конфликтам, и речь не о какой-то борьбе профсоюзов, а о том, что одни режут в подворотнях других и это более чем взаимно. На мой взгляд, мигранты даже имеют серьёзный перевес.

Но самая главная проблема, это то, что русские люди вымирают, очень многим людям приходится отказываться от рождения ребёнка, из-за финансовых трудностей. Годы правления Путина принесли в РФ ужасную нищету и безработицу, ко всему прочему сейчас ещё и социальный сектор уничтожается, семимильными шагами уничтожаются больницы (сейчас мы приближаемся к числу больниц столетней давности), качество образования падает с каждым днём, народ чувствует, что у него отнимают будущее. Вы меня спросите, почему это происходит? В России какой-то катаклизм? Да, да, власть путинцев - это действительно большой катаклизм, коррупция достигла просто космических размеров, клика Путина ворует на всём, а люди просто стонут, многие живут впроголодь. Число русских, без учёта граждан других национальностей (а те же коми или карелы с саамами тоже вымирают), за годы правления Путина сократилось более чем на 5 000 000. Если вы проедете хотя бы полдня по любой российской области, кроме Московской, и может быть Ленинградской, то увидите вымершие деревни, брошенные фермы и заводы, у вас возникнет чувство, что вы находитесь в зоне отчуждения в Припяти, в Чернобыле. При этом в РФ трудится 11 000 000 мигрантов из бывшего СССР, в основном Азии и Закавказья (примечательно, что число сопоставимо с реальным числом безработных в РФ). И Путин максимально упростил для них принятие в гражданство, по нашим данным за последние годы где-то 700 000 человек стали новыми гражданами, и этот процесс будет идти шквально. Одновременно идёт завоз дешёвой трудовой силы из Китая на территорию русского Дальнего Востока и Сибири, по разным оценкам может идти речь о 400 000 мигрантах, и это только начало. Русский Дальний Восток выглядит большим на карте, но на самом деле там живёт около 6 200 000 человек, это намного меньше населения маленькой Бельгии или Чехии. Русские понимают, что если ничего не делать, то уже следующее поколение окажется этническим меньшинством на собственной земли. Такие как я пытаются решить проблему политически – через максимальное ограничение миграции из Средней Азии, Закавказья, зарубежного Дальнего Востока, любых стран Третьего мира. Максимальная социальность государства, сильная национальная экономика, и, конечно же, люстрация всех причастных к преступлениям путинского режима, начиная от развязывания агрессивной войны в Сирии и Украине, до коррупционных сговоров и фальсификации выборов.

Я верю, что мирный ненасильственный протест, как правило, одерживает победу, если его участники проявляют достаточную настойчивость, я знаю достаточно исторических примеров подтверждающих мои слова. Но кому-то насилие кажется эффективным. Почему раньше идеологически мотивированных силовых акций было больше чем сейчас? Во-первых большая часть пассионарной молодёжи, которая в это верила, просто сидит в тюрьмах, некоторые погибли, некоторые уехали воевать за Украину. Во вторых, это же было не просто насилие ради насилия, это был определённый план, который а) не сработал и б) просто строился на ложном тезисе. Попробую объяснить подробно.

Ультраправые радикалы 00-х видели задачу не в том, чтобы убить таджика или узбека, но в том, что бы развязать священную расовую войну, то, что американские расисты называли в своё время RaHoWa, русское большинство, оказавшись втянуто в масштабный конфликт, по их мнению, обязательно одержит победу и полностью избавится от угрожающих ему инородных элементов. При этом ложный тезис заключался в том, что эти люди думали, что государство не является инициатором массового завоза мигрантов, а просто не может что-либо с ними поделать. Они, эти радикалы, не думали, что государство начнёт видеть в них врага номер один, они не думали, что государство, которое не в состоянии починить дороги или провести газ в сёла, где многие люди до сих пор отапливаются дровами, способно иметь эффективный репрессивный аппарат. За годы, пока кто-то безуспешно пытался начать RaHoWy, во множестве стран сменился целый ряд политических режимов, большинство из которых пали как раз в итоге мирных протестов. Иными словами эта тактика показала свою неэффективность. Были конечно «особо одарённые» люди, которые думали, что если бить мигрантов - они испугаются и уедут, но то, что это не работает, очень быстро становится очевидным, даже для самих исполнителей такой тактики.

Итак, то, что вы называете волной насилия, было тактикой радикального национально мыслящего сопротивления, тактикой, которая показала свою неэффективность. Если хотите, я могу признать, что радикальными формациями националистов было совершено множество жестоких и в своём итоге бессмысленных поступков, в свою очередь, я хотел бы, чтобы ваш читатель приблизился к пониманию, что люди их совершившие, по-крайней мере большинство из них, были полны самых высоких идеалов, и по-сути пожертвовали своим будущим ради того, во что верили.

 

Comments are closed.